Логическое отрицание (sotis_a) wrote,
Логическое отрицание
sotis_a

Магнитофон, часть 3.

Часть третья.
Меломан.


На следующий день я, как и планировал, зашел после занятий в музыкальный магазин. Здоровенный музыкальный супер-маркет, если быть точным. Я ни черта не смыслил в музыке, и если уж я решил начинать, то я должен осознать все возможные её разновидности. Я методично прочёсывал зал – всё было разложено по стилям. Как всё сложно, не поймёшь, с чего начать. Тут я увидел стойку с журналами.
«Отлично, то что надо!», - подумал я. Не вдумываясь особо, я взял всех по одному. Набралась приличная кипа, но сегодня я был при деньгах. По дороге, подумав, я захватил ещё одну кассету со «звуками природы», но в этот раз я самым тщательным образом убедился, что даже птичьего чириканья там не будет. Остаётся надеяться, что квартира не зарастёт дикими джунглями. Я вспомнил фильм «Джуманджи», и меня даже немного передёрнуло. Благо, все наваждения закончатся прямо за пределами комнаты, в крайнем случае – квартиры. Теперь надо как следует изучить журналы и в тысячный раз хорошенько всё продумать. Я уже предупрежден, пора вооружаться.
Домой заходить незачем – я сразу направился к Косте. Конечно, ни во дворе, ни в доме я никого не обнаружил. Я привычно заварил себе чайку, да плюхнулся в кресло со своей кипой журналов. После третьего мне понадобилась передышка. Легче вызубрить пару работ Фрейда, чем понять что к чему в этом царстве эстрады. Я налил ещё чайку, да поставил, наконец, кассету с природой. Ничего такого, просто шум далекого леса. Я расслабился, рассеянно отхлебнул чай из кружки и поперхнулся – за несколько секунд на её дне успела расцвести чудная плесень. Твою мать. Я пошёл на кухню, воспроизведение остановилось, плесень из кружки исчезла, но пить этот чай уже не хотелось, так что я налил свежего.
- До чего же необычным может быть эффект, - усмехнулся я. – Что же, звуки природы придётся отложить для другого магнитофона.
Я продолжил чтение, не забывая примерять вновь полученную информацию на себя, изворачивая её на все лады. Я представлял себе, как я развожу на любовь въевшуюся в мой мозг Монро, или напиваюсь виски с Синатрой. Я пытался представить результаты воспроизведения записей современных артистов – появится он лично, или только его фантом? Почувствует ли что-нибудь оригинал? А если включить классическую музыку, что произойдет тогда? Многие вещи можно было узнать только экспериментально, и всё же я по-прежнему опасался проведения некоторых опытов. Но каждый новый глоток воображаемых возможностей заставлял мою бедную голову идти кругом. Это было похоже на какой-то наркотик. Музыка и наркотики миновали меня в ранней молодости – я даже курил не в затяг, не говоря уже об алкоголе, выпивке, или каких-либо наркотических средствах... теперь же я получил и то, и другое, в одном флаконе.
Весь вечер я читал журналы и раздумывал. Мне не с руки торопиться, к таким вещам нужно подходить более, чем обстоятельно. Задумчиво я перебрал имеющиеся кассеты – но, как назло, почти все надписи были стёрты, а для опознания оставшегося моих знаний пока не хватало. И, как ни жаль, найти и узнать последнюю Костину кассету мне пока не удалось.
Я читал журналы до самой ночи, а потом ещё и всё утро. Потом я решил предпринять первую вылазку за своими «аудио-наркотиками».
Первым делом я решил проверить действие энигматики. Enigma, Era и Gregorian на одной кассете заняли место в корзинке. Добавил туда записи классиков. Подумал, взял ещё джаза. На закуску, не удержавшись, прихватил Монро, Синатру и Pink Floyd. Потоптался возле рэпа и попсы – но решил, что там ничего ценного не будет, а просто невнятный чувак в широких штанах мне дома не нужен. Ещё взял подставку для кассет, чтобы те не валялись как попало на столе. Решил, что пока мне хватит с головой и, нигде не задерживаясь, я рванул домой к Косте.
Там я разложил кассеты по порядку, в котором собирался их слушать. Ближе всех стояла энигматика. Моя бывшая девушка, помнится, упоминала их как хороший фон для занятий сексом. Хех... Но то ли я не слышал сам, то ли не запомнил, какова там музыка. Скорее всего не слышал – не складывались у нас в этом плане отношения... не дошло, в общем, до такой музыки.
На обложке кассеты был нарисован красивый полуготический храм и несколько людей в накидках с капюшонами. Хотя, мне было уже пофигу на картинку, потому что мне уже не по себе от волнения. Я попил чайку с мятой, ещё немного подумал о музыкальных стилях. Энигматика по логике – просто красивые, романтичные мелодии, но с некоей культовой направленностью... если я, конечно, правильно понял. С одной стороны – от молитв никому плохо не было. С другой – кто знает, кого там восхваляют эти молитвы. Я вспомнил анекдот, который ходил у нас на кафедре биологии: «На уроке латинского языка студенты-медики случайно призвали Люцифера». Сейчас мне стало до жути не смешно.
«Надо рискнуть», - подумал я. - «Возможно, классика даже опаснее». Первыми в списке идёт некая Era. В колонке названия композиции значится «Ameno (remix)». Слово «ремикс» меня почему-то успокаивает. Я решительно подошёл к магнитофону, положил кассету в приёмник и буквально вонзил свой бедный палец в кнопку воспроизведения.
Щелчок, шум, 7 секунд тихого шипения, сердце нервно постукивает о рёбра. Наконец, нарастающий гудящий звук, и хор голосов нараспев произносит: «Dorime». И дальше – латинская тарабарщина, из которой мне только «амено» и понятно…. Ну, это же вроде нашего «Аминь», так что вряд ли Люцифер тут появится.
И минуты не прошло - знакомый ветер тут, как тут. Я замираю в предвкушении и страхе. Музыка становится ритмичной, включается какой-то бубен, тревога на сердце усиливается... и я вот я слышу за спиной шорох. Оборачиваюсь, собрав волю в кулак – кресло уже не пустует. В нём скромно сидит милый такой монах с мудрыми глазами, взглянув в которые я моментально расслабился и успокоился. Тревога моя рассеялась, сменившись растерянностью. Мой гость внимательно смотрел на меня. Я подумал, что пора вступать в контакт.
- З-здр-равствуй...те, - пролепетал я.
«Он хоть на русском говорит?» - подумал я в панике. Додумать я не успел – губы гостя шевельнулись:
- И ты здравствуй, - тихо проговорил-пропел монах.
Несколько секунд молчания. Наконец, я выдавил из себя гениальное продолжение:
- Эм... Добро пожаловать! – и улыбнулся.
Гость мой тоже улыбнулся – одними глазами, и ещё больше подобрел. Я размяк окончательно. Мой коэффициент интеллекта начал обратный отчет, потрескивая мозгом на манер счётчика Гейгера.
- Тебе, возможно, интересно знать, как я здесь очутился? – спросил монах.
- Д-да, п-пожалуй! – протянул я, дико заикаясь.
- Ты очень волнуешься, тебе надо успокоиться. Соберись с мыслями, - сказал он.
«Легко сказать – соберись!» - мысленно хихикнул я, но внезапно обнаружил что совершенно спокоен. Даже удивляться этому не стал. Монах просканировал меня своим взглядом, чему-то удовлетворённо кивнул, и продолжил:
- Причина моего появления в столько странном месте пока неясна и мне самому. Но, как я вижу, ты сам удивлён немногим меньше моего.
Я только кивнул, чувствуя что пока незачем говорить.
Песня из динамика сменилась следующей, в общих чертах похожей на предыдущую. По воздуху словно прошла рябь, монах обвел пространство глазами и продолжил:
- И также мне неясно, откуда в столь скромном помещении льётся эта музыка, и доносятся голоса.
Я, изумлённый поведением воздуха, подумал: «Хорошо, что кассета в одном стиле – кто знает, что могло бы быть, заиграй сейчас рок». Посмотрел на монаха, и выпалил на едином дыхании:
- Это всё магнитофон. Когда я вставляю кассету, чтобы послушать музыку, она словно оживает. Не знаю, как быть. У меня из-за этого друг куда-то пропал...
-Друг пропал? Так говоришь, эта машинка превращает музыку в вещи и людей?
- Да... преимущественно в живых существ. Первой была птица. Потом певец. Теперь вы. Я и сам не знаю, откуда они берутся, и куда потом пропадают.
- Вот как. Значит, я всего лишь видение. Для видения у меня слишком хорошая память. Но речь сейчас не обо мне.
- Я боюсь, что Костя поставил что-то такое, что могло его убить.
- Костя – это твой друг?
- Ну да… Так вот – он долго ходил пасмурный и задумчивый, сказал мне использовать магнитофон, а потом пропал.
- Магнитофон – это эта машинка? – снова вежливо уточнил мой гость.
- Да… Так вот, боюсь, что с Костей что-то случилось. А теперь боюсь, что и со мной что-то случится.
- Твой друг был не глуп, верно?
- Да, Костя был очень начитанный и умный человек.
- Ты боишься смерти. А зря. Ты не подумал, что твой не умер, а наоборот?
- Что, обрёл просветление, как Будда, и вышел в Нирвану?
- Я не совсем понимаю значение твоих слов – но вероятно, ты прав. Если эта Нирвана – понятие лучшего и иного мира – то это может быть именно так.
- Другого мира? – я усмехнулся. - Вы говорите не как монах… По идее, при виде магнитофона вы должны были завопить о дьявольских проделках, а меня окропить святой водой, как демона.
Глаза монаха залучились смехом.
- Какой забавный молодой человек. Так поступил бы невежда, не имеющий ни капли мудрости в своей голове. Вера должна жить и двигаться вперёд вместе с жизнью – иначе она умрёт в одиночестве, отстав от людей. Я несу её в своём сердце – и изучаю всё новое на своём пути как часть мира, созданного Богом – плох он, или хорош – не мне судить. Так что и о других мирах я говорю тебе как есть – твой друг мог попасть в рядом идущий мир.
- Другое измерение?
- Возможно, это называется именно так. Я не настолько умен, чтобы объяснить тебе это – я лишь знаю о такой возможности. Возможно я пришёл сюда именно из этого «другого» измерения. Да, хорошее слово… Если он был достаточно умён – он мог найти музыку, открывшую ему новую возможность избавиться от этого мира – и уйти в другой. Не умереть, но ожить по-настоящему. В вопросах религии и мироздания все мы слепы одинаково – и ты, и я. Но каждая религия признает существование ада, рая и прочих иных «измерений» - так почему я не могу говорить о других мирах, юноша?
- Да, действительно… - растерялся я. – Значит, он мог попасть в рай?
- Или ад… Или чистилище… куда угодно. Если он действительно мудр – он подошел бы к этому со всей подготовленностью, и взял необходимое. И решил сказать тебе об этой возможности, чтобы ты мог последовать за ним. Вопрос лишь в том – осмелишься ли ты. Многим людям давалась возможность уйти в иное измерение – но они цеплялись за привычное, испугавшись. Тебе решать, что произойдет в будущем, и как поступать. Только не торопись – будь благоразумен. Состояние твоего духа может повлиять на происходящее. Так что всегда старайся сохранять спокойствие и ожидать хорошего… Это старая истина, и тут она как никогда к месту.
Я на секунду задумался. И тут кассета кончилась, воспроизведение отжалось, а мой гость исчез.
- Вот ёлки! – возмутился я.
Перевернуть кассету я не решался. Нет гарантий, что он вернётся – да и зачем? Кажется, я услышал всё, что должен был. Остаётся заняться делом. Да и поесть бы не мешало. Я решил пока что вернуться домой. Торопиться мне не с руки.
 
Tags: Магнитофон, графомания
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments